?

Log in

No account? Create an account

Татьяна Колосова

Previous Entry Share Next Entry
Афанасий Кузмин: Вне спорта я себя не мыслю
writer
tatko09


Кузмин Афанасий Иванович. Олимпийский чемпион по стрельбе. Участник семи Олимпиад, в т.ч. последней в Афинах. Неоднократный чемпион и рекордсмен Мира, Европы, Советского Союза, Латвии. За выдающиеся достижения занесен в Книгу рекордов Гиннеса. Заслуженный мастер спорта. Образование высшее. Старовер. Крещен в Кривошеевской старообрядческой моленной.

Мои корни

Родился я деревне Кривошеево в староверческой семье. Мои родители – Иван Каллистратович и Евдокия Ивановна. Отец был родом из этой же деревни, а мамина деревня чуть подальше. Название у нее красивое – Полянка. Как ни странно, года четыре назад ездил я в Кривошеево. Стоит та же моленная, а еще там три староверческих кладбища. Дом, в котором мы жили, сегодня занимают наши дальние родственники. Я их уже и не помню, мне родители о них рассказывали. Родители, царство им Небесное, покоятся на кладбище в Даугавпилсе. Я родился в 1947 году и до трех лет своими ногами осваивал отцовскую землю. В 1951 году наша семья переехала в Даугавпилс. Отец по специальности был строителем – каменщиком. Работа была нелегкая. Оплата тогда, сами знаете, небольшая была. Так что, у нас ничего лишнего не было. Отец сам построил дом. Нашим воспитанием занималась мама.

Школьные годы

В 1954 году я пошел в школу, вначале в 7-ю семилетнюю, на Новом строении. Сейчас ее уже нет. На ее месте построена 10 средняя школа. В свободное от уроков и домашних дел время я, как и все мальчишки, гонял по улице мяч. В школе я увлекался спортом. Был таким всесторонне развитым мальчишкой, и бегал и прыгал. Любил игровые виды спорта. Но больше всего мне нравились лыжи. Выступал за сборную школы, за сборную города. Закончив семилетку, я перешел во 2-ю среднюю школу. Однажды к нам в класс заявился мужчина и спросил: кто желает пострелять? Представляете, в то время, пострелять из настоящей винтовки!? Пришел почти весь класс. А этим мужчиной оказался мой будущий первый тренер Лебедев Николай Михайлович. Глаз у него был наметанный. Он заметил, что у меня и у пятерых моих одноклассников были неплохие результаты и выдал нам еще по три патрона.

Выстрелил, и вновь результаты неплохие. Николай Михайлович предложил нам походить на тренировки. Я даже не знал тогда, что стрельба может быть видом спорта. Мне это дело так понравилось, что я даже с уроков убегал на тренировки. Родители запрещали, так как считали это занятие баловством. Ну что такое стрельба? Никто же тогда не знал, что стрельбой можно еще и деньги зарабатывать.

Отучился я, значит, год в средней школе и поступил в ПТУ при заводе химволокна. А знаете как я поступил в училище? Прошел уже месяц с начала учебного года. Друзья меня все уговаривали идти учиться к ним в училище, ведь как-никак а по окончании светила профессия. И однажды я решился. Пришел, а меня не берут. Приходи, говорят, на следующий год. Я повернулся и пошел к выходу по лестнице вниз. В это время мне навстречу поднимался мужчина. Бросил взгляд на меня и вдруг спросил: ты что здесь делаешь? Говорю: «Да вот поступать пришел, а меня не берут». Он меня за руку и повел в свой кабинет. Это был преподаватель физкультуры. «Ты чем занимаешься?» «Стрельбой», – отвечаю.

Он увидел мой значок – первый разряд по спорту - на лацкане куртки. Пошел к директору и все уладил. Вот так я оказался в училище. И в училище продолжал я занимался и лыжами и стрельбой. Очень быстро выполнил нормативы по стрельбе на мастера спорта. Кстати, одновременно с ПТУ, я учился в школе рабочей молодежи («вечерке»).

Та заводская проходная…

Год проработал на Даугавпилском заводе химического волокна слесарем. Покрутил гайки. В это же время я быстро вошел в большой спорт. В 1963 году выступал на Спартакиаде народов СССР. Стал членом сборной команды ЦС «Динамо». Мои результаты заметили. В ЦС «Динамо» нашли мне ставку и пригласили на работу, пообещав зарплату в 120 рублей. Представляете! А мне, ох как, не хотелось уходить с завода, хоть и получал я там 80 рубликов.

Я думал так: вот иду я на работу и все видят, какой взрослый человек шагает на завод! И на работе меня уговаривали не уходить. Но все-таки пришлось переехать в Ригу. В 18 лет я впервые выехал на соревнования за границу – в Германию. Приехал и сразу выиграл.



Я еще постреляю…

Через несколько лет по рекомендации Лациса Яниса, старшего тренера сборной Латвии, поступил в спортивный институт. Для членов сборных команд специально в июне организовали прием экзаменов. Через несколько лет у меня был диплом преподавателя физического воспитания и тренера – педагога. Со школьниками занимался периодически зимой, когда было более свободное время. Помогал своему тренеру Лацису тренировать молодежь. А так, я всю свою жизнь занимаюсь только стрельбой. Хоть мы и считались спортсменами – любителями, но стояли мы на ставках, Теперь это ни для кого не секрет, что были такие специальные штатные команды. У нас были воинские звания, мы получали зарплаты, но занимались только лишь усовершенствованием свого мастерства.

В 1992 году я перешел на работу в Академию полиции, работал на кафедре огневой подготовки, обучал курсантов. Так и работал до 2000 года.

Мы однажды попробовали организовать занятия по рукопашному бою для трудновоспитуемых подростков. Мы хотели, чтобы им было чем заняться, чтобы они не слонялись без дела по улицам, но прошел месяц и у них пропал интерес.

Конечно, сейчас столько интересных кружков! Да и отношение родителей немаловажно. «Ну научиться стрелять, а дальше что?» Да, нужна какая-то специальность. Не секрет, что платят нам мало. Мы, спортсмены, получаем за участие в Олимпиадах и чемпионатах мира и Европы. Коммерческих турниров у нас, стрелков, нет. Олимпиада раз в четыре года, чемпионат мира – тоже, чемпионат Европы – раз в два года. Чемпионат Латвии проходит ежегодно, но нам там за победу конфетку дают. (Смеется.) Молодежь охотней выбирает большой теннис, футбол, хоккей. Там спортсмены зарабатывают большие деньги. Но они физически выкладываются немало. Поэтому, если делать из ребенка спортсмена, надо чтобы потом его жизнь была устроена.

А знаете ли вы, что у наших служащих в полиции и армии стрелковая подготовка на низком уровне. Есть отдельные личности, но это те, кто самостоятельно прилагают немало усилий для улучшения своей подготовки. Причина – редко стреляют, опять же недостаточное финансирование, нехватка патронов… Тиров, как таковых, уже не осталось. Ну вот Полиция безопасности, Народное ополчение имеют тиры. Но и они, как правило, мало стреляют. Причины те же. Проводятся соревнования один–два раза в год и все. Но этого мало. Тот же военнослужащий или полицейский носит оружие, но многие толком пользоваться ими не умеют.

В Латвии профессиональных стрелков-спортсменов нет. Если я завтра решу уйти из спорта, то с дистанции по стрельбе сойдет и Латвия. В Риге не работает ни одна секция. Мы, энтузиасты, пытаемся что-то делать, но помощи и поддержки не получаем.

Федерация на словах обещают поддержку, а на деле увы… Нам ничего и не нужно. Вот стоит тир. Видите, никого нет, да и не будет сегодня, наверное. Приедут лишь наши энтузиасты, которые тренируется во вне рабочее время. Дайте нам возможность заключить договор на аренду нынешнего тира, чтобы все оформить официально. Мой тренер Александр Лещинский готов нам помочь.

Есть возможность взять кредит. Но вот год уже идут разговоры, а дело не с места. Есть группа спортсменов-энтузиастов, наберем еще группы, пригласим для тренировок охранные фирмы. Какая-то коммерция будет, без нее сегодня не выжить.

В Риге на базе «Даугавы» работает сегодня тренер Габранов. Стреляет с детьми из пневматического оружия. Их поддерживает Рижская городская Дума. В Даугавпилсе есть секция, там Васильев Дмитрий работает. В Тукумсе есть небольшая группа. Представьте, проходит ежегодный чемпионат Латвии по стрельбе. Приезжают стрелки-энтузиасты, которые постоянно уже не могут тренироваться. Приезжает немного молодежи. Если раньше в упражнении участвовало 30 – 40 человек, то теперь 7 – 8. И все на таком низком уровне. Я выступаю тоже, но мне нет конкуренции. За мною уже пропасть. Мы сами все сделали для того, чтобы в Латвии стрельбы не было, а возродить это очень сложно. Федерация есть, а у нее нет ни одного тира. Раньше тиров, оружия, патронов было море.

В прошлом году лично мне помогла Рижская Дума, которая выделила 2 тысячи лат, чтобы я мог участвовать в нескольких кубках. На Кубке Мира я получил лицензию, без которой невозможно участвовать в Олимпийских играх. Получив лицензию, я был поставлен на финансирование. Выделили деньги, но их не хватило. Вновь помогли Дума и спонсоры. Подготовка шла целенаправленно. Выступление, к сожалению, было плохое. Но здесь сам виноват, не справился с нервным перенапряжением. Что уж теперь говорить.

Но понимаете, я себя вне спорта уже не могу представить. Только здесь мое место. Это мое, это родное. Я участвовал в семи Олимпиадах, восьмая – «Дружба» – не считается (в 1984 году Советский Союз из-за политики бойкотировал Олимпиаду в Лос-Анжелесе, организовав в Москве альтернативные олимпийские игры под названием «Дружба»).

Церковь

Можно быть в Церкви и без Бога, а можно с Богом, но без церкви. Я не могу сказать про себя, что сегодня я очень верующий человек. Когда мы жили в Даугавпилсе, у нас в семье соблюдались все христианские правила, посты, мы ходили в моленную. Взрослея, мы стали отдаляться от Храма, помните какое время было. А знаете, я помню как крестили моего среднего брата, вот крестбин младшего я не помню. Мне было пять лет. Брат родился в феврале, а крестили его в апреле в Кривошеевской моленной. Еще был снег. Из речки принесли воду со льдом. Купель стояла в комнате сбоку. Закрыв ему нос и уши, трижды окунули в купель. Это запомнилось на всю жизнь.

Традиции я соблюдаю. Где бы ни был, захожу в церковь. По матушке своей годовщину стоял в моленной в Даугавпилсе. Считаю правильным, что сегодня уделяется много внимания христианскому воспитанию. Человек должен во что-то верить. Без веры жить нельзя. Надо, чтоб каждый пошел в Храм, постоял, выговорился в душе. Я за наши исторические конфессии. Не поддерживаю все эти новые церкви, течения. Не могу понять почему столько молодежи идет в секты. Мне кажется, что там какая-то психологическая обработка идет. Наверное людям не хватает информации, вот такой газеты, например, как ваша.

Вера, что заложена в нас, делает нас сильными. Мой твердый характер мне очень помог в достижении своей цели. Я шел к своей золотой Олимпийской медали двадцать лет! В большой спорт я пришел в 1965 году, а олимпийским чемпионом стал лишь в 1988 году. Многие за это время сошли с дистанции. Вера, упорство, труд, огромное желание помогли мне добиться цели.

Увлечения

Я люблю лес. Грибы – это мое хобби. В этом году почему-то маловато грибов было. Вот в прошлом году насобирал столько, что раздавал знакомым. Я считаю грибы по боровикам, по белым. Нравятся очень соленные рыжики.

Люблю рыбалку. Охотой не занимаюсь. Один раз в жизни застрелил козла, давно это было. Уговорили меня съездить на охоту, дело было ночью. Днем бы ни за что не нажал бы на курок. Как увидел разделанное животное, плохо мне стало. Привез жене кусок козлятины, а она: «чтоб в последний раз это было».

Будущее

В 57 стрелять уже нелегко. Но столько лет пробыв в спорте, я не мыслю себя в другом месте. Да, со следующего года уже будет новый тип оружия, будет новый усложненный вид пистолета. И людям, не имеющим опыта, техники, будет очень сложно его освоить. Так что, через год я продолжу свое дело. Что наши годы! Мы еще постреляем!

Пожелания

Молодежи желаю верить в Бога, посещать храмы, не забывать о своих корнях. Занимайтесь спортом или хотя бы физкультурой. Спорт формирует, вырабатывает характер, стойкость, целеустремленность и многие другие качества способствующие жизненному успеху.


Рига, 2004 год